MyScooter-ru
MyMoto.ru

Курянин проехал дорогами Вьетнамской войны

11.05.2014
Курянин проехал дорогами Вьетнамской войны
Виталий Свирчевский из байкерского клуба «Мустанги». Год назад он объехал на мотороллере весь Таиланд, а прошлым летом, одевшись как советский летчик, совершил на допотопном «Урале» ретропробег к норвежскому мысу Норд-Кап. Впереди – новые горизонты, еще более увлекательные поездки, но прежде, чем отпустить Виталия в очередную авантюру – его рассказ о недавнем путешествии по Индокитаю.

«18 декабря 2012 года. Рейс «Москва – Бангкок». Вот-вот начнется незабываемый мотовояж на юг Королевства Таиланд. Разговорились с сидящей по соседству девушкой, интересными показались рассказы о ее родном Вьетнаме. Так появилась мечта на будущий отпуск», – вспоминает курянин.

Год спустя. 18 декабря 2013-го. Снова самолет. 19-часовая пересадка в арабской Дохе – на что только не пойдешь ради авиабилетов подешевле! Снова Таиланд, откуда до Вьетнама уже недалеко.

Старина Таиланд

Несмотря на предупреждения о беспорядках и антиправительственных демонстрациях в Бангкоке, введение чрезвычайного положения и даже рекомендации воздержаться от посещения Таиланда иностранцами, на знаменитой Каосан-роуд никакой опасности не наблюдалось. Никто не лез на баррикады, не жег покрышки. Текла размеренная, в меру беззаботная жизнь: обычная болтовня на ломаном английском, грохот музыки, бюджетные гостиницы и уйма забегаловок, предлагающих жареных тараканов, кузнечиков и прочие нестандартные для европейца закуски. Сюда съезжаются искатели приключений со всего света.

Вьетнам рядом и никуда не денется, решил Свирчевский. И чтобы акклиматизироваться, отправился на побережье. Город Патайя, этот божок туризма, для байкера был хорош одним – широким выбором скутеров. Арендовав наиболее подходящий, курянин поспешил уехать. При этом барышня из бюро проката, конечно, заметила основательность его приготовлений. Увидев привезенный из России мотошлем, она немного засомневалась, что в планах клиента поездка «не дальше пределов города», но ключи отдала. Не волнуйтесь, мадам!

Багаж закреплен, навигатор подключен. На рассвете Виталий и супруги Корнеевы из Курска, ставшие на пару недель его попутчиками, взяли курс на юго-восток.

Курянин проехал дорогами Вьетнамской войны

Остров тишины

При подъезде к тайскому городу Чантхабури все чаще стали попадаться организованные колонны из тюнингованных мопедов. Где-то неподалеку затевался крупный мотослет. Пропустить такое казалось непростительным. Уже в темноте, не без помощи сердобольного немца, владельца придорожного кафе, это место нашли. Встреча была по всем правилам: музыканты, пиво, памятные нашивки и наклейки. Фестивальная поляна заставлена до отказа – 4500 единиц техники! Правда, полноценных мотоциклов едва ли набрался десяток. Остальное – мопеды.

«Да-да, обыкновенные мопеды! – улыбается Виталий. – «Хонда Каб» и ее различные производные, прокаченные до неузнаваемости. Огромный мотослет любителей самого распространенного в Таиланде транспорта. Такого еще видеть не приходилось!»

Палатки готовы, подошло время сна. Но едва со сцены отгромыхали финальные аккорды, а головы коснулись подушки, вся веселая байкерская братия с шумом стала разъезжаться по домам. Затянулось расставание до самого утра, покуда не смолк вдали запоздалый рев мотора последнего участника тусовки. Поспать той ночью курянам так и не довелось.

Можно себе представить, каким раем после этого показался необитаемый островок Ко Клум – крошечная точка в Сиамском заливе. Обойти его удалось за пару часов. Неподалеку на острове Ко Чанг путешественники встретили Новый 2014 год.

Камбоджийский транзит

Сдав скутеры обратно в Патайе, друзья отправились на автобусе во Вьетнам, по пути сделав остановку в столице Камбоджы. По улицам города Пномпень, наверное, как и во всей Азии, двигалась несметная орда всяческой мототехники: классические байки, скутеры, квадроциклы... С прицепами и без, оснащенные полицейскими мигалками и шашечками такси, груженные тюками или налегке. Ими управляли дети, старушки, все кому не лень.

«Азиаты передвигаются на мопедах всей семей, иногда по шесть человек на одном, – замечает Свирчевский. – Поэтому я поначалу не очень удивился, например, такой картине: мотороллером управляет молодая девушка в пижаме. За ней сидит бабуля, дальше еще барышня, соответственно, также в пижамах. Приглядевшись, понял, что женщина, сидящая сзади, в одной руке держит капельницу, подключенную к старушке, а другой придерживает ее саму, чтобы не упала...»

Хошимин, до 1975 года называвшийся Сайгоном – один из самых густонаселенных городов мира, столица Южного Вьетнама. Купленную на рынке 110-кубовую Хонду 80-го года Свирчевскому пришлось хорошенько подлатать, заменив жизненно важные детали. Можно было найти что-то более прыткое, но на Востоке спешить не принято, да и была в этом какая-то интрига: а доедет ли вообще старый мотоцикл и что делать, если нет?..

Забегая вперед – доехал. Конечно, то и дело ломался, но без этих и других трудностей в дороге не состоялось бы и половины новых знакомств. Так получилось, что уже на второй день Виталий остался один, его спутники повернули назад.

Курянин проехал дорогами Вьетнамской войны

Выпил яду, кобру – на суп

План был красивый – проехать по береговой линии 2000 километров до бухты Халонг на севере Вьетнама. На деле он оказался еще и отчаянным. Все три недели, пока курянин в одиночку пересекал страну, почти не прекращался тропический ливень. Дождь размывал дорогу, превращая красную пыль в скользкую глину. Температура резко упала, одежда не успевала сохнуть. Вокруг – джунгли. Тормоза мотоцикла оставляли желать лучшего, а по горным перевалам, из которых, собственно, и сложилась эта трасса, неслись бесконечные потоки воды. Да еще дорожники затеяли ремонт, перекопав все...

Довершила капризы фортуны утеря тапок. «Купить подходящий размер оказалось затруднительно, – говорит байкер. – Ножки у вьетнамцев маленькие. Продавцы обуви, услышав про необходимый 43-й размер, долго хлопали глазами, а потом просили показать эту, по их меркам, чудовищную лапу!»

Позади Камрань, Нячанг, Ваннинь, Куинен... Правила дорожного движения вьетнамцы не соблюдали и здесь. Все же чем дальше от больших городов, тем люди были душевнее и честнее. Практически все знали только вьетнамский, но это не мешало болтать с ними по душам.

Старый мопед тащился из последних сил, выходя из строя. Местные помогали с ремонтом, отказываясь от денежного вознаграждения. Так же и в придорожных кафе. Видя, что курянин едет издалека, с него зачастую не брали ни единого донга, при этом стремясь накормить так, чтобы он ни на миг не усомнился во вьетнамском гостеприимстве.

Если говорить о гастрономии, то в основе любого блюда, разумеется, рис. А уж к нему – овощи, мясо, морепродукты. Одних только блюд из моллюсков не меньше 50. Потчевали гостя и деликатесами. На глазах у Свирчевского разделали кобру: яд и кровь сцедили в стакан с водкой, остальное пошло на суп.

Ночью укрытием от дождя стали маленькие гостиницы, постой в них редко стоил дороже пяти долларов. Однажды продрогшему путнику гордо продемонстрировали (они искренне верили в это) маленькое ЧУДО – кондиционер. «О, да! – улыбка на синих губах постояльца получалась вымученной. – Он-то весьма кстати, ведь на улице 15 градусов, с позволения сказать, тепла!» Обложившись баклажками с горячей водой, Свирчевский кое-как согрелся.

Каждое утро, едва рассветало, он напяливал мокрую, холодную одежду и залезал в хлюпающие ботинки, чтобы ехать дальше. По мере продвижения на север столбик термометра опустился еще на несколько отметок.

Эхо страшной войны

Отель недалеко от города Куанг Чи. В номер заявился беззубый вьетнамец, упорно пытавшийся что-то объяснить. Увидев в его руках мотошлем, Виталий все понял: 55-летний Донс Тивандон вызвался показать местные достопримечательности.

«Первым пунктом программы значилось посещение бывшей границы Северного и Южного Вьетнама, знаменитая демилитаризованная зона вдоль 17-й параллели, – говорит курянин. – Она находится на реке Бенхай. Полоса шириной несколько километров была самым «жарким» местом во время Вьетнамской войны. Мистер Тивандон поведал, что до сих пор здесь встречаются люди, зарабатывающие на жизнь добычей металлолома. В основном, это остатки американских боеприпасов, поэтому охотники за металлом часто не имеют положенных им природой конечностей».

Они спустились и в подземные тоннели, служившие в войну убежищем для нескольких сотен человек. Прорытая в земле многокилометровая, многоуровневая система ходов выходила к морю и, похоже, когда-то обладала развитой инфраструктурой: кухня, госпиталь, санузел, источники пресной воды. Хотя при высоте проходов 170 см было тесновато. Измазавшись глиной, Донс с Виталием оказались перед воинским захоронением. Большинство могил безымянные, в кустах – остов американского танка М41.

Об ужасах войны во Вьетнаме Свирчевский знал из фильмов и книг. Трудно даже представить, что на живых людей сбрасывали ядохимикаты, целые селения американцы выжигали напалмом, уничтожали ковровыми бомбардировками...

Еще до знакомства с туземцем, чье детство пришлось на те страшные годы, путешественник из Курска побывал в печально известной деревеньке Сонгми. 16 марта 1968 года с вертолетов сюда высадилась рота «Чарли», устроившая кровавую резню. На мемориале увековечены имена 504 погибших в возрасте от года до 82 лет, в том числе 173 ребенка, 182 женщины, 60 стариков.

Двигаясь по колониальной дороге №9 в сторону Лаоса, где требовалось продлить визу еще на 15 дней, Свирчевский посетил город Кхесань, осада которого стала одним из наиболее знаковых сражений Вьетнамской войны. Плавучие деревни в бухте Халонг

Город Дананг окружен удивительной красоты Мраморными горами с множеством пещер и водопадов. Он славится фабриками, где производят изделия из мрамора, и самой длинной в Азии канатной дорогой – свыше пяти километров. Виталий провел здесь день. Зато в Хюэ – до 1945 года столице феодальной династии Нуген – задержался дольше, чтобы посетить запретный Пурпурный город. Прежде доступ к нему имела только семья императора и особо приближенные слуги.

Северный Вьетнам пестрел красными флагами и типичной советской архитектурой. Да и вообще все выглядит так, будто эта часть страны продолжает строить коммунизм. В живописной бухте Халонг сотни скалистых островов, а между ними – плавучие рыбацкие деревни, не все жители которых когда-либо ступали на большую землю. «Дома на понтонах для большей устойчивости при шторме соединенны между собой, – говорит путешественник. – Вместе с людьми живут собаки, куры, свиньи. Но основной промысел – ловля рыбы, вся жизнь связана с морем».

Предполагалось вернуться через Лаос в Таиланд. Свирчевского на границе пропустить согласились, а его мотоцикл – нет. Пришлось возвращаться в Ханой и продавать «Хонду». Попытка ехать автостопом с треском провалилась: после двух часов энергичных маханий руками на обочине одна машина-таки остановилась, но завезла не туда. Поэтому байкер воспользовался автобусом.

«В путешествии каждый день приходит новый опыт, – подытожил свой вояж Виталий Свирчевский. – Особенно за границей, вдали от дома. Там, где твой родной язык не понимают и подчас на многие километры нет никого, кто поможет. Но ведь и ты уже другой, и пусть не все идет по плану, твердо знаешь одно – выход всегда найдется».

По материалам:  Друг для друга
Автор статьи:  Алексей Пищулин
Автор фото:  из архива Виталия Свирчевского

Материалы по теме:

Добавить комментарий:

Ваше имя:
Смайлики
С улыбкой  Шутливо  Широкая улыбка 
Здорово  Печально  Скептически 
Очень грустно  Со злостью  Удивленно 
Смущенно  Поцелуй  Вопрос 
Восклицание  Идея 
Загрузить изображение:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений Символы на картинке: